К началу
страницы

Премьера вкусной комедии и изменение в должностях Донецкой муздрамы

Собравшись по случаю очередной премьеры «Ужин под скандальным соусом» Нила Саймона, поставленной режиссером Вадимом Пинским, донецкие журналисты первый раз общались с Натальей Волковой в качестве генерального директора и художественного руководителя Донецкой муздрамы и по достоинству оценили премьерный спектакль.

— Наталья Марковна, не изменится ли намеченный ранее курс, по которому движется коллектив вашего театра?

— Мы продолжаем идти тем же курсом, который был определен Марком Матвеевичем Бровуном. Сейчас в нашем театре идет плодотворная работа. Мы начали сотрудничать с рядом режиссеров. В ближайшее время порадуем вас как спектаклями, которые были запланированы, так и теми новыми, которые появятся в ближайшее время в репертуаре театра. Пусть это будет сюрпризом для вас. Хотя некоторые уже успели пообщаться с режиссером, с которым мы будем сотрудничать. Это – Игорь Словинский, который работает в театре на Подоле и сейчас сотрудничает с нашим коллективом. В целом, в театре как всегда кипит работа. Многое запланировано, многое делается. Я думаю, что театр не только останется на прежнем уровне, но и еще чем-то вас удивит и порадует.

Посмотрев первое отделение премьерной вкусной комедии «Соус под скандальным соусом» Нила Саймона и насладившись здоровым актерским куражом, слегка запутавшись в том, так что же произошло с ее героями, корреспондент задала несколько вопросов режиссеру Вадиму Пинскому, который такого рода комедии еще не ставил.

Нет ничего глупее, чем умные люди, которые пытаются не выглядеть глупо

— Вадим Львович, чем вам понравилась эта пьеса?

— Мы пытаемся представить очень интересную комедию. Что мне очень нравится и приятно: мы соприкоснулись с произведением на данный момент, пожалуй, единственного находящегося в очень почтенном возрасте живого классика мировой драматургии. Пусть он пять-шесть лет уже не выпускает никаких пьес, но прекрасно, что в 90 лет он обладает тонким чувством юмора. Приятно и сложно с этим автором работать. Это одна из самых запутанных пьес в мировой драматургии. У нее есть секрет написания. Определенный секрет, который разгадываем мы, который разгадываете вы, зрители. Чем дальше, тем, как у Кэролла, ужаснее. Вот так и здесь. Только еще — и тем смешнее. А основной эпиграф к этому спектаклю я определил сразу, как только влюбился в эту пьесу: нет ничего глупее, чем умные люди, которые пытаются не выглядеть глупо. Вот мы и стараемся вытащить этот юмор, заложенный в пьесе, ведь все ее герои – люди благополучные, красивые, беспроблемные. И чем больше они пытаются доказать, что у них нет никаких проблем, тем глупее это выглядит. Собственно говоря, это то, что и с нами часто в жизни происходит.

— Как вам работалось над этим спектаклем?

— По-всякому. Знаете, как говорят, сложно готовить – вкусно есть. На то, чтобы все получилось, были направлены все усилия. Самая большая сложность этого спектакля как спектакля в том, что репетируется он, как и любой другой достаточно продолжительное время, а играть его артисты должны как импровизацию. И сохранить свежесть восприятия событий, происходящих на сцене, это, пожалуй, самая сложная работа как для актеров, так и для режиссера. Вот в какой мере удается сохранить эту свежесть восприятия самих персонажей, в такой мере это становится интересно и заразительно для зрителей.

Секреты актерской кухни

— Вы сознательно выбираете такие эмоциональные пьесы?   

— Как любой человек я живу эмоциями. Нам мир наш дан в ощущениях через наши пять чувств. Мы хотим получить эмоции. Чем больше будут эмоциональными артисты, тем большим будет к ним внимание зрителей. Если они отдохнут, посмотрев этот спектакль и выплеснув  в результате эмоции, значит, мы своей цели добились. Они для этого на комедию и идут.

— Насколько интересно было работать артистам? Отчего зависит их хорошее настроение?

— Актерская профессия – самая благодарная среди всех: артисты имеют возможность исповедоваться перед зрителями публично чуть ли не каждый вечер. Очищаться и получать от этого эмоциональный заряд. Как после исповеди. Исповедь всегда должна быть искренна в любом жанре. Если артисты откроются эмоционально так, как это должно, значит, у них будет великолепное настроение, как и у зрителей. Всем будет хорошо.

— Приходилось ли артистов во время работы как-то подталкивать?

Да, у меня есть одно любимое слово – «дальше». Чтобы ритм соблюдать. Это история, которая требует быстрых перемен, быстрого восприятия, быстрого соображения. Кто успевает, выглядит чуть умнее, кто не успевает – чуть глупее.

Вверх по лестнице, ведущей вниз

— Вы подсчитывали, сколько подъемов и спусков по лестнице делают артисты?

Артисты как хитрые люди сразу спросили об этом. Художник Владимир Медведь им ответил, что это шесть метров по окружности. «Шесть метров туда-обратно – это тяжело. Ну ладно…» — отреагировали они.

— В российских театрах эта вещь ставилась, а в украинских?

— Это пьеса с не слишком богатой сценической историей. И в основном она ставится в антрепризе. Причем антреприза рассчитана на лица, а пьеса сложная. В пьесе нет исходного события. А как артисту объяснить, как ему играть в этом случае? Событие – придумано. Они его сами придумали. Мы хотим разгадывать интригу вместе со зрителями.

—Какая самая главная задача спектакля?

— Чтобы зритель, посмотрев этот спектакль, вышел со светлым и легким чувством всепрощения, ощущением радости. Потому что выходя с хорошим, легким настроением, зрители готовы посмеяться над собой в аналогичной ситуации и простить ближнего за его вранье.

— Ваш самый любимый момент в спектакле?

— Если зрители будут аплодировать и я пойму, что им спектакль понравился.   

  Анна Гайворонская

Art-Новости

Comments are closed.

О нас

Сайт, посвященный культуре и искусству Донецка, афиша Донецка, галерея донецких авторов и их творчества в сферах музыки, поэзии, изобразительного искусства, хендмейд и рукоделия. Выставки, концерты, театральные постановки в Донецке и Донецком регионе. Продажа предметов искусства и хендмейда, дисков исполнителей, книг. Доска объявлений.

Ссылки

Яндекс.Метрика