К началу
страницы

Все зависит от человека

Интервью с режиссером спектакля «…и превратились в белых журавлей» Василием Маслием

В спектакле, о котором только и говорят с первого дня премьеры, играют молодые артисты Иван Бессмолый (Алексей), Максим Жданович (Ринат) и Константин Банников (Зигфрид), а безмолвную девушку-ангела — Елена Мартынова, уже давно заявившая о себе как  талантливая актриса в нескольких разноплановых ролях. Действие новой постановки «…и превратились в белых журавлей» разворачивается на треугольнике сплошного песка, оформленного в виде небольших куличиков, которые разрушаются по мере развития действия. Песочные куличики из специально привезенного для этого спектакля песка (его привезли аж пять тонн!) делают перед каждым спектаклем. Еще одна находка — песочная анимация Татьяны Гориной, которую специально для этой постановки нашел Василий Маслий. Великолепное оформление спектакля, в котором нет ничего лишнего и все продумано до мелочей, принадлежит художнику-постановщику Владимиру Медведю.   

— Василий Анатольевич, не боитесь ли вы, что, сразу подняв так высоко планку для молодых начинающих артистов, которые не играют, а проживают жизни своих персонажей, ее можно не удержать?

— Еще в самом начале работы, когда мы собрались, и я делал первую читку, я принял такое решение (хотя я не приверженец демократии в театре): работаем коллективно, я не диктатор, принимаю от артистов все предложения. Хотя у меня изначально было свое видение, но я сразу попросил, чтобы они в этом спектакле не играли. Я от них требовал только одного: настоящих переживаний, настоящей жизни на сцене и специально ставил их в такие ситуации на репетициях, чтобы они ощутили, что такое настоящие эмоции. Я больше работал с ними над чувствами, чем над текстом, над эмоциями, чем над ролью каждого как таковой. Нет, я не переживаю, что планка для них слишком высока. Мне кажется, что в современном театре актеры не должны играть на сцене. Актеры должны на сцене жить. И именно от них уже зависит то, как они дальше будут этим пользоваться. Но мне кажется, что это единственно правильный путь в современном театре.

 — Кому принадлежат оригинальные идеи с перевернутой травой над головой героев спектакля и песком на сцене, а также с песочной анимацией?

— Идея с песком, песочной анимацией и треугольником принадлежит мне. Все остальное  — художнику Владимиру Ивановичу Медведю. И идея с перевернутой травой — его. Мы долго мучились, чем можно еще перебить или дополнить натуральную структуру песка. Сделать это было невозможно. А нам необходимо было чем-то закрыть заднюю стенку. И вот однажды Владимир Иванович пришел на репетицию и предложил эту идею с травой. Хотя зрителю было бы удобнее, если бы это была проекция на стену. Но все, что касается идеи перевернутой травы над головами героев, связано с правдой этого спектакля.

 — Насколько сложно было вам ощущать себя в новом амплуа режиссера?

— Очень легко. Работа балетмейстера от работы режиссера, как я понял, не отличается почти ничем. Единственное что: я очень долго копался в книгах по режиссуре. Я, наверное, скачал в интернете почти все книги по режиссуре и прочитал их. И понял, что и разбор пьесы точно такой же, как и у балетмейстеров, и так же, как и для артистов балета, надо  выстраивать действие, образы, сквозные действия, ставить задачи. Все это присутствует в спектаклях. Я не разделяю балетные и драматические спектакли в подходе к работе, в их смысловой нагрузке на зрителя. Они должны нести в себе какую-то или идею, или эмоции. В этом спектакле я старался пронести через все действие идею сострадания, сопереживания. Я старался адресовать этот спектакль не только людям в возрасте, ветеранам, а и молодежи. Чтобы современные молодые люди, может быть, чуть-чуть почувствовали тех ребят, которые погибли на войне. Да, этот спектакль о Второй мировой войне и приурочен он к 9 Мая. Но этот спектакль не только о Второй мировой войне. Он о войне вообще. О любви к жизни. Потому что это притча о любви и смерти. Спектакль о том, что молодые ребята, погибнув на войне, недолюбили мать, любимую девушку, жизнь.

 — Для зрителей спектакль «…и превратились в белых журавлей» стал настоящим потрясением. Некоторые из них откровенно рыдали. Удержаться было практически невозможно.      

— Я надеялся на это. Верил, что будут слезы, какие-то эмоции. Надеялся, что будет смех в некоторых местах. Мне кажется, что он там тоже проскальзывает. Я надеялся, что зритель переживет катарсис, который тоже должен присутствовать в спектакле. Ведь зачем-то зритель приходит в театр. Он приходит для того чтобы посмеяться или поплакать. Либо выплеснуть эмоции — будет о чем потом вспоминать…

 — Может ли произведение искусства совершить переворот в душах зрителей, ведь существует обратное мнение, что негодяи и насильники тоже читают книги, ходят в театр и кино и обладают чувством юмора, но это не мешает им оставаться насильниками и негодяями…

— Сложный вопрос. Я не знаю однозначного ответа на него. Мне кажется, что все зависит от человека. Искусство призвано делать людей лучше. Но я не могу сказать, что кто-то — лучше, кто-то — хуже. Мне кажется, что каждый по-своему и по-разному будет воспринимать все происходящее на сцене, и будет меняться или не будет меняться вообще…

Интервью взяла Анна Гайворонская    

Art-Новости , , ,

Comments are closed.

О нас

Сайт, посвященный культуре и искусству Донецка, афиша Донецка, галерея донецких авторов и их творчества в сферах музыки, поэзии, изобразительного искусства, хендмейд и рукоделия. Выставки, концерты, театральные постановки в Донецке и Донецком регионе. Продажа предметов искусства и хендмейда, дисков исполнителей, книг. Доска объявлений.

Ссылки

Яндекс.Метрика