К началу
страницы

Если хотите найти спутника жизни, приходите на концерты группы «Пикник»

Пикник пресс-конференция

Скажите, кто из любителей рока и готики не знает Эдмунда Шклярского, который стал лидером группы «Пикник» в 1981 году? Известная советская и российская рок-группа «Пикник», основанная в 1978 году, отмечает 30-летие творческой деятельности. Хотя участники группы считают, что профессиональная и полносоставная группа образовалась в 1981 году, когда ее лидером стал Эдмунд Шклярский. Он — автор ее оригинальной музыки и не менее неповторимых ее текстов. Помимо голоса и гитары во время концертов использует синтезаторы, мандолину, терменвокс, новоегипетский инструмент, световой гиперболоид и многое другое. Родился и живет в Санкт-Петербурге. Воспитывался и увлекался музыкой Beatles, Rolling Stones и других групп 60-х. В Донецке эту группу знают и любят давно. Вот и последний их приезд в наш город с программой «30 световых лет», организованный концертным агентством «Культурная революция», ознаменовался полным триумфом. Публика долго не хотела отпускать артистов, которым свойствен свой необычный и оригинальный стиль, со сцены.

— Эдмунд, назовите, пожалуйста, инструменты, с помощью которых вы создаете свое шоу. Чем удивите публику в этот раз?

— Это проверенные инструменты. Мы все-таки не конструкторское бюро. С ними мы в своих выступлениях стараемся как-то балансировать. Какие-то инструменты на время мы оставляем, и они отдыхают, а потом мы их снова выводим в свет… В этот раз у нас будет молчащий экран, оживающая рука, манекены и прочая декоративная утварь.
С модными течениями группа не борется


— Насколько сложно говорить с публикой на своем языке?

— Говорить на своем языке совсем несложно. Если бы надо было говорить на эсперанто или на каком-нибудь придуманном музыкальном языке, тогда, наверное, было бы проблематично. Потому что это было бы наверняка фальшиво. А поскольку язык понятен авторам и, слава Богу, многим слушателям, то проблем с языком никогда не возникало.
— Удается ли вам противостоять модным течениям?

— Противостоять модным течениям не получается. Мы подвержены их воздействию и по мере возможности впитываем их, и никакой борьбы с модными течениями мы не ведем.
— Как Санкт-Петербург влияет на вашу музыку?

— Мне иногда задавали вопрос: «Чем отличается музыка екатеринбургская от питерской?» Наверное, на создание нашей музыки город влияет. Камни, здания, архитектура, климат… Потому что источники музыки у всех нас примерно одинаковы. Поэтому Санкт-Петербург виноват в отличиях.
— Можно ли вас назвать патриотами?

— Патриотизм ярко выражен в военное время. Я вспоминаю рассказ О.Генри. Как два джентльмена спорили. Момент был экстремальный. И тот, кто употреблял жаргон, ни с того ни с сего заговорил высокопарным слогом. А тот, кто изъяснялся литературным языком, стал материться. Поэтому, как поведет себя каждый человек в экстремальной ситуации не на словах, а на деле, останется ли он патриотом, не дай Бог нам проверить. «То есть если будет война, вы увидите нас на передовой», — вступает в разговор бас-гитарист Марат Корчемный.
— Я буду с барабаном, — смеется Эдмунд Шклярский.
— В вашем творчестве просматривается влияние западной мифологии, а вот славянской…
— Да ладно… — обиделся Марат Корчемный.
— Мы все говорим на славянском языке, — парировал Эдмунд Шклярский. — Не на английском, не на китайском, поэтому не можем с этим согласиться.
— Дело в том, что есть вещи, о которых другие говорят прямым языком, — продолжил Марат. — А у нас прямым текстом не говорится ни о чем. Поэтому явно это не декларируется, но… если вы будете читать между строк внимательно и глубоко, то там — бездна доказательств обратного.
Пишут книги для души


— Недавно вышла ваша новая книга «Двойное дно. Семь пространств». Что символизируют семь пространств?
— По поводу семи пространств: это продолжение. У нас недавно выходила книга под названием «Звуки символов». Но «Двойное дно. Семь пространств» — это не роман. В новой книге — картины, белые стихи, фотографии, небольшие рассказики применительно к картинам. Это скорее альбом. Сейчас такое время, что, если выпустишь много текста и мало картинок, то книга проигрывает.
— Эта книга для души?

— У нас все происходило, когда такого слова «бизнес» еще не было. Мы начали играть, рисовать давно и не бросили этого. Поэтому все это вошло в книгу, минуя бизнес. А сейчас мы готовим книгу о группе «Пикник». Мы пойдем таким же путем. Текстом не будем злоупотреблять, потому что сейчас такое время, что писателей очень много, читателей мало.
— Это же денег стоит?

— Стоит. Но это не те проблемы, которые для нас неразрешимы. Есть человек, который нас и раньше издавал. Дело в том, что у нас стабильная аудитория, которая потребляет и нашу музыку, и книги. Мы в ней настолько уверены, что здесь нет ни бизнеса, ни риска, ничего. Мы знаем, что это наши люди, и эти книги им нужны. Мы делаем то количество, которое им надо. Мы не издаем книги миллиардным тиражом, рассчитывая, как Мао Дзэдун, что их заставят всех читать. Речь идет об общем количестве этих двух уже изданных наших книг — пять тысяч. Причем наша книга дорогая. Чтобы ее купить, нужно на нее заработать. Поэтому, когда ее покупают, она уже достаточно пропитана потом и кровью купившего ее, чтобы доставлять удовольствие.
— А в электронном варианте не собираетесь книгу представить?

— Если есть такие мастера, то можно обращаться: мы будем рады.

Экспериментаторы, изобретатели, креативщики
— Что за новую программу вы показали в Москве? В Украину сможете ее привезти?

— Она не новая, у вас будет лучше. Просто есть в Москве один исключительно камерный зал. Там мы иногда играем песни, которые нигде не звучат — они не уместны на больших площадках.
— В 1986 году состоялся ваш первый концерт в Донецке. Кроме музыки поразил перфоманс. Вы находитесь в постоянном эксперименте: театральные постановки на сцене, звук, свет, видеоинсталляции, видеоклипы… От кого исходит инициатива? Кто это все делает?

— Если придет человек со стороны, это будет замечательно. Потому что мы не так давно нашли таких людей, которые могут что-то материализовать, какие-то наши задумки. Например, один художник. Мы просили его руку для нашей программы нарисовать. Нам до этого рисовали руку какого-то пупсика. Нас, конечно, это не устраивало. А этот художник такую как нам нужно руку нарисовал сразу. Мы заказали ему реквизит для следующей программы. Но если появится еще человек и что-нибудь нам предложит, мы будем рады. Потому что мы до сих пор не знаем, как себя одеть. Если этот новый человек предложит какие-то новые ходы, пусть предложит. Это реально интересно. Но пусть приходят уже состоявшиеся личности.

— Вы, создавая свои песни, закладываете в них свой смысл. Как вы считаете: зрители вас понимают?
— Конечную точку всегда ставит зритель, а мы предлагаем ему совместно поразмышлять.
— Что вам нужно для творчества?

— Чтобы ничего и никого не было: ни компьютера, ни людей. Нужен инструмент: рояль или гитара. Конечно, хотелось бы, как Моцарт: записать мелодию на манжете и готово, но, как мы знаем, он кончил не особенно хорошо (смеются).
— Эдмунд, а ваша семья вам не мешает творить?

— Семья уже «взрослая». Они же за ноги не цепляются. У каждого есть какие-то дела. На гастролях можно уединиться и в номере творить. Но, как правило, хочется по городу походить.
— Было время, когда с вами активно боролись комсомольцы?

— Боролись не комсомольцы, а профессиональные композиторы. Потому что какое-то время от них деньги стали уплывать к любителям. Они решили это прекратить одним движением пера. И были статьи в газетах, которые должны были перекрыть нам кислород. Собственно так оно и происходило, потому что убрали все наши записи. Нашу музыку нельзя было нигде исполнять.
Им дарят подарки, их любят, а они советуют поберечь семейный бюджет


— Какие подарки делают вам ваши поклонники?
— Подарки иногда делают очень дорогие. Мы даже испытываем чувство вины. Не будем говорить какие, потому что не хотим провоцировать на новые такие же подарки. И потом нам дороги все подарки, независимо от их цены. Поэтому пожалейте свой бюджет.
— Однажды вам дарили большой паровозик из цветов…

— Это еще не большой. В Питере нам подарили огромного дракона из цветов, особенной земли и специальной проволоки, которого три человека с трудом вынесли на сцену.
— Подарок — это сотрудничество?

— Скорее, эмоциональная сторона жизни.
— Какая часть аудитории осталась с вами до сих пор?

— Такой статистики мы не ведем. Но на каждом концерте есть какой-то человек или группа людей, которые пришли в первый раз. Это та «жертва», которую мы должны чем-то завлечь, чтобы она к нам пришла еще и второй, третий раз… А о том, что к нам приходят люди, которые были на наших концертах когда-то, мы судим по тому, что они приносят для автографа еще виниловые пластинки.
— Другое дело, что эти люди с возрастом теряют желание приходить на концерты, — вступает в разговор Марат Корчемный. — Поэтому бывает, что группы ориентируются на аудиторию, которая у них была 30 лет назад. Это печально. Я был на концерте Deep Purple, которую люблю, но когда в зале стоят одни лысые 50-летние мужики, это печально. Без притока свежей крови нельзя, нет подпитки из зала.
— Когда было снято DVD «30 световых лет»?

— Когда состоялась премьера программы в  Ледовом дворце в Питере. Тогда у нас были гости Вячеслав Бутусов, Вадим Самойлов. На DVD все это есть.


 

 

 

 

 

Группа «Пикник» — это загс на колесах


— Какие изменения произошли со зрителями на протяжении стольких лет вашего плодотворного творчества?

— Я не сторонник того, что кино, книга или что-либо другое делают человека лучше. К сожалению, и негодяи читают книги и смотрят фильмы, и обладают чувством юмора. Единственно, что я знаю точно, что многие парни и девушки встречали друг друга на концертах группы «Пикник». Иногда мы соединяем их — этакий своеобразный загс на колесах.
— Вы отмечаете круглую дату, а что вас ждет впереди?

— Мы отмечем ее не первый раз, поэтому это никакой ни трамплин, ни Эверест — это просто дата, не более того.
— Марат, вы ведете «Твиттер», а в Донецке вы уже сделали какую-нибудь запись?

— Вчера я вынес на обсуждение, что нужно ввести смертную казнь в местах общепита. Мне кажется, что этот вопрос надо поставить ребром: это ужасно, когда ты кушаешь, а музыка громко орет.
— В Киеве что это будет за программа «30 световых лет»?

— Киевляне уже видели нашу концептуальную программу. Эта будет просто бесшабашная, легкая, весенняя программа. Это будет просто the best.
— Вы собираетесь готовить новую программу летом. Для этого отправляетесь в паломничество. Отдыхать как будете?

— Все зависит от того, когда мы вернемся из паломничества. Коэльо стал после такого паломничества писателем. А может, мы читателями станем… Это будет трехдневное паломничество в августе. Но сначала мы поработаем над новой программой.


 

 

 

 

 

Анна Гайворонская

Art-Новости , ,

Comments are closed.

О нас

Сайт, посвященный культуре и искусству Донецка, афиша Донецка, галерея донецких авторов и их творчества в сферах музыки, поэзии, изобразительного искусства, хендмейд и рукоделия. Выставки, концерты, театральные постановки в Донецке и Донецком регионе. Продажа предметов искусства и хендмейда, дисков исполнителей, книг. Доска объявлений.

Ссылки

Яндекс.Метрика