К началу
страницы

Чтобы хорошо танцевать, нужно чувствовать душой





Победитель четвертого сезона шоу «Танцуют все!» Василий Козарь вместе с лучшими финалистами проекта Родионом Фархшатовым, Тисатой Исикавой, Галиной Пехой, Екатириной Белявской, Сергеем Поярковым, Марией Козловой, Анатолием Сачивко, Зоей Саганенко, Ильей Верменичем в рамках концертов, устроенных по девяти городам Украины, побывал в Донецке. Концертная программа шоу состояла из наиболее ярких танцевальных постановок за все время эфиров самого танцевального шоу страны. Вел концерт участник еще одного танцевального шоу на СТБ «Танцы со звездами» пародист Валерий Юрченко, который тоже произвел впечатление на донецкую публику.

На сцене творилось нечто невообразимое, настолько живыми, зажигательными, яркими были выступления каждого участника. Поэтому после концерта корреспондент едва успевал побеседовать с несколькими его участниками, настолько плотный график выступлений у ребят. В Донецк они приехали из Харькова после дня всех влюбленных. Может быть, поэтому их выступления были столь эмоциональными, а каждый из участников излучал просто бешеную энергетику. Поэтому поймать в объектив наиболее яркий момент в танце каждого из них было практически невозможно, настолько практически все они были выразительными. Жаль, что цветами и подарками их щедрая донецкая публика засыпала значительно меньше, чем на шоу «Х-фактор. Революция». Хотя первая танцовщица, которая любезно согласилась ответить на несколько заданных ей вопросов, — дончанка Зоя Саганенко — очень эффектно смотрелась с огромным букетом в руках от своих поклонников. А участница нынешнего танцевального тура Катя Белявская корреспонденту «ТV-экспресс» показалась совсем родной и близкой, ведь совсем недавно как девушка Романа Веремейчика она давала интервью в связи с его выступлением в шоу «Х-фактор. Революция». Самой спокойной и невозмутимой показалась Тисато, которая последней (причем без переводчиков) отвечала на заданные ей вопросы. С мужчинами этого танцевального шоу повезло меньше — с Василием удалось пообщаться совсем не в том объеме, как планировалось изначально, а энергичный Родион, просто светившийся от счастья, и вообще на бегу успел ответить всего на пару вопросов. На предположение о том, уж не на свидание ли он так торопится, любимец девушек всей Украины ответил утвердительно. Но обо всем по порядку.

Поза кошки взята на вооружении не только в йоге, но и в контемпори

— Зоя, вы любите коллекционировать фигурки котов, откуда такая тяга именно к этим животным?

— Люди привозят из разных памятных мест тарелки, магнитики на холодильник, а мы фигурки котов собираем. Даже мои родители их отовсюду привозят. Эти фигурки очень забавные. Я просто очень люблю кошек. В нашей семье, может, это кому-то покажется не совсем нормальным, просто культ кошки.

— А есть у вас живая кошка или кто-то из домашних животных?

— Кошка британской породы. Я иногда даже пугаюсь того, как мы все с ней обращаемся. Она у нас как четвертый член семьи. У нее уже было десять котят. Просто мы котов очень любим.

— Вы у них что-то перенимаете, ведь они такие грациозные, может быть, за ними подсматриваете с мыслью, что что-то может пригодиться в танце?

— Конечно. Наша кошка такие трюки акробатические делает. Я у нее стараюсь чему-нибудь научиться. Как бы это смешно ни звучала, но в их повадках, растяжках есть очень многое от танцев. Даже в йоге и контемпори используется поза кошки, которую мы делаем на разминке. Именно в такой позе регулярно сидит моя кошка и потягивается по-всякому так же, как и я иногда. Я довольно часто смотрю на нее и думаю: «Как она это делает? Какая гибкость». Даже ей завидую.

— У вас необычный подбор кинопристрастий. Среди любимых фильмов «Мечтатели» Бернардо Бертолуччи, «Вики, Кристина, Барселона» Вуди Аллена, «Близость» Майка Николса, «Прошлой ночью в Нью-Йорке» Мэсси Таджедина. Вы — киногурман?

— Я не скажу, что я — киногурман. Могу посмотреть и банальную американскую комедию, но она меня не очень привлекает. Не люблю смотреть глубокие драмы, трагедии, фильмы совсем грустные. Люблю киноленты, в которых присутствует неожиданный поворот событий, над которыми можно задуматься. А еще очень сильно привлекают красивые цвета, цветовая гамма, которую использует режиссер. Очень часто в артхаусных фильмах цветовая гамма встречается именно такая, какая мне нравится. Правда, я не знаю, откуда такое совпадение. Может, потому что в таких фильмах к этому серьезнее относятся. Прибегают к каким-то особенным приемам: к примеру, все в черно-белых тонах или желтых в качестве режиссерского хода. Это интересно. Хотя я в этом ничего не понимаю. Хотя  хотела бы в это немножко глубже вникнуть, поэтому и смотрю такие фильмы.

— Бальные танцы стали для вас ближе?   

— Конечно, стали. Мне вообще всегда очень хотелось танцевать бальные танцы. Просто в таких танцах, как хип-хоп, контемпори — в общем, современных, в них немножко проще. Потому что ты можешь работать без партнера. А вот в других танцах тебе так или иначе нужен партнер. А вот с этим сложнее. Его еще нужно найти, а потом сработаться. А у меня с этим не очень сложилось. А в «Танцуют все» мы с Сережей станцевались, и мне очень обидно, что нам не выпал стиль «латино» на проекте. А мне так этого хотелось. Но раз так сложилось, может, все еще впереди.

«Ты помнишь, как все начиналось?»

— Зоя, а собираетесь ли вы вернуться в Донецк?      

— В Донецк, я думаю, что рано или поздно все равно вернусь. Может быть, когда-то здесь я открою свою школу.

— А с чего начинали в родном городе?

— С того, что, как все детки, ходила на занятия в «Юность», где у нас сегодня прошел концерт. Просто в детстве, пока училась в школе, я немножко занималась бальными танцами. Правда, тогда я еще с ними не собиралась связать свою жизнь. Потом поступила в университет и поняла, что мне чего-то не хватает в жизни и пришла сюда. Занималась классическими танцами у Ольги Александровны Виноградовой здесь же в «Юности». В коллективе этого преподавателя есть мои подруги, которых я видела в зале. Потом я пошла заниматься в студию «Тодес», а затем начала ездить на разные классы и переехала в Киев на какое-то время. Начала там развиваться и преподавать, но все начиналось здесь.

 —  Что, казалось бы, невозможное вам удалось осуществить. Ведь ваш девиз: если что-то делать, то только то, что принято считать невозможным? 

—  Многие вещи в моей жизни связаны с невозможным. Даже попадание в этот проект. Это же телешоу, в котором от многих вещей зависит, попадешь ты сюда или нет. Это зависит не только от того, как ты танцуешь. Поэтому многим людям, как и мне четыре года назад кажется, что попасть сюда невозможно. Тогда мне это показалось невозможным. А сейчас это вполне реально. Я понимаю, как я к этому пришла. У меня не было суперцели: я хочу попасть сюда и сдвинута на этом. Нет, я просто шла своей дорогой. Считаю, что если человек идет своей дорогой в жизни, старается делать то, что он хочет (разумеется, чтобы только не вредить окружающим), то он обязательно придет к любому невозможному, к любой своей мечте. Потому что он выберет правильную дорогу.

 —  Как вам удалось собраться после травмы, когда вам сказали, что вы не будете танцевать?

—  Мне все говорили: «Это невозможно. Тебе нельзя ни в коем случае. Вообще об этом забудь. Ты просто станешь инвалидом, если будешь танцевать». И хотя мне танцоры говорили: «Да не слушай ты», все это я тяжело переживала. В какие-то моменты наступало отчаяние, ведь я слышала вердикт людей с высшим медицинским образованием. «Наверное, они правы», — думала я. Но через все это я просто переступила и нашла в себе для этого силы, понимание как с этим жить, чтобы все было в порядке. Теперь все это в прошлом. Конечно, такие вещи есть, когда ты вначале думаешь, что все, я этого не смогу сделать. Того, что надо преодолеть, очень много.

 —  А в проекте «Танцуют все» были такие вещи?

—  В проекте такого было много. У нас с Сережей был номер, когда я должна была в постановке Раду Поклитару умирать. Все мечтали с ним поработать, но, если честно, умирать было очень неприятно. Мы для того, чтобы станцевать что-либо, вживались в роль. Мне каждый раз очень тяжело после этого номера. Потому что ты представляешь себя трупом на самом деле. Потом поднимаешься и идешь смотреть это на видео. Я видела себя и понимала, что это ужасно. Но через все это нужно переступить, чтобы зритель поверил тебе,  —  это с одной стороны. А с другой стороны ты должен не повредить свою психику, поскольку все это очень неприятно. И такие сложные вещи регулярно происходят. Просто нужно искать правильный подход к каждой такой ситуации.

Главное, чтобы тебе понравился человек

 —  У вас такое необычное ныне имя  —  Зоя. За этим стоит какая-то необычная история?

— Да нет. Просто меня так назвали в честь моей бабушки.

 —  Вы убеждены, что если вам нравится человек, то и вы ему понравитесь рано или поздно.

—  Просто так всегда у меня получается.

 —  Как прошел для вас день влюбленных?

—  У нас не было возможности отметить его как-то по-особому. Мы целый день ехали, потом выступали. День влюбленных мы провели все вместе в своем коллективе.

 — Вас поздравил любимый?

—  У меня сейчас нет любимого человека. Просто последние полгода я веду такой образ жизни в связи с проектом, который мне пока не позволяет иметь какие-то серьезные отношения. А не серьезные, когда ты понравился кому-то, конечно, бывают. Но это все несерьезно. Это просто весело и приятно. В этом плане я всегда знаю, что если меня человек чем-то привлек, то я тоже смогу привлечь его внимание. Потому что я, в принципе, открытая, общительная, а это всегда помогает в таких делах.

 —  А как друзья, близкие, родные восприняли ваше выступление в Донецке?

 —  Пришли мои родители, лучшая подруга с ребенком и мужем, вторая лучшая подруга пришла сама. Приходили друзья моих родителей, которые следили за моими выступлениями по телевизору. Я перед концертом в Донецке очень переживала. Мне хотелось оправдать их ожидания, ожидания зрителей. Ведь на экране это одно, а вживую смотреть совсем другое. Но, я надеюсь, все прошло хорошо.

Сказка, которая всегда с тобой

 —  Какой вы себе представляете сказку?

—  Сказку я себе представляю такой: знаете, когда в твоей жизни происходит что-то из того, чего у тебя никогда не было, это и есть сказка. Когда человек приезжает в другую страну с иной культурой, он себя чувствует в какой-то совершенно неадекватной атмосфере. Но это в какой-то степени сказка, потому что все кажется необычным и похожим на фантасмагорию.

 —  А вы успели попутешествовать в своей жизни?

—  Да, успела побывать во многих странах Европы. В Испании, Италии, Португалии, во Франции, в Венгрии. Везде интересно и романтично, но мне больше всего понравилась Испания. Там такие горячие мачо и красивые! Такие огромные пальмы! И близкий мне по духу темперамент.

 —  А испанские танцы понравились?

—  Да, но просто их национальные танцы мне не приходилось танцевать, да и пробовать исполнить какие-то из них элементы тоже. Когда смотришь на их танцы, ничего особенно сложного технически они не делают, но у них энергетика просто бешеная. Они могут одним взглядом просто испепелить.

Если и влюбиться в украинскую девушку, то только в дончанку

 —  Родион, насколько украинские девушки темпераментнее в танце, чем российские?

—  У меня опыт работы в паре в театре немножко другой. Я  —  профессиональный танцор, но это немножечко другое. Здесь все намного ближе, намного ощутимее. Мы в паре проводим целую неделю, а первые пары и вообще пять недель вместе. Поэтому здесь все намного ближе, интимнее даже. Мне украинские девушки нравятся. Разница по сравнению с российскими девушками есть.

—  Они по темпераменту очень сильно отличаются друг от друга?      

—  Все, с кем мне приходилось работать, были индивидуальностями. Каждая со своим характером, темпераментом. Это очень сильно отличается от того, как я работал раньше. Можно сказать, что нынешний опыт мне не с чем сравнивать.

 —  Каково это было решиться приехать сюда в Украину? Вы отчаянный человек?

—  Да. Очень. Я долго не могу на одном месте сидеть. Мне очень нравятся переезды, перелеты, иные города, чужие страны.

 —  Вы случайно не влюбились, уж не на свидание ли вы сейчас так спешите? 

—   Да, я влюблен и спешу на свидание.

 —  К вам  приехала ваша девушка из России или это украинская девушка?

—  Она из Донецка.

Мы желаем удачи друг другу перед каждым концертом

 — Катя, вы на выступлениях ребят из «Х-фактора. Революция» в Донецке очень поддерживали Романа Веремейчика. Приехал ли он специально, чтобы поддержать вас сейчас?

—  Роман, к сожалению, не смог приехать, потому что у него сейчас свой тур и он находится в другом городе. Но по телефону мы поддерживаем друг друга и желаем удачи друг другу перед каждым концертом.

 —  Он не ревнует вас к вашим страстным танцам?

—  Нет, конечно. Мы оба люди творческие и абсолютно адекватно относимся к такой атмосфере. Нам это нравится и у нас в этом плане полное взаимопонимание.

 —  Он видел ваше выступление вживую в каком-нибудь городе?

—  Конечно. У нас в Чернигове был недавно концерт. И он отменил все свои дела и пришел на концерт, что было очень приятно. У нас, когда есть время, мы стараемся посещать выступления друг друга, что очень важно. Для меня очень важно, чтобы он находился за кулисами, когда я выступаю. Это происходило на концерте 12 февраля в Октябрьском дворце. Он на репетициях стоял и смотрел мои номера. Я его — на концерте. Мы также переживали друг за друга.

 —  Некоторые считают, что во время участия в серьезном проекте, не до любви. Вы придерживаетесь этой точки зрения?

—  У меня абсолютно противоположная точка зрения. Я сейчас ощущаю это на себе. Но когда я попала в проект «Танцуют все», у меня тоже была точка зрения некоторых, но случилось совсем по-другому. На данный момент я смотрю на ту былую точку зрения совсем с другой позиции.

На «Танцуют все» публика не менее теплая, чем на «Х-факторе»

 —  Почему, с вашей точки зрения, на «Танцуют все» все же не было такого ажиотажа, как на «Х-факторе»? 

— Дело в том, что это такой вопрос, который волнует танцоров. Но к этому нужно отнестись с пониманием. Потому что всегда было так, что вокалисты больше приветствовались, чем танцоры. Танцор всегда считался вторым планом у артиста-вокалиста.

 —  Но вы с этим не согласны?

—  Не согласны. Мы вкладываем не меньше труда, чем вокалисты, но наши зрители воспринимают это по-своему. Тем не менее у нас публика не менее теплая. У нас не меньше фанатов, чем у вокалистов, но как-то так сложилось…

 — И такое количество зрителей во всех городах, в которых вы уже побывали?

—  Я не знаю, какое количество, но для танцоров главное не количество, а качество. И даже если в зале будет сидеть два или три зрителя, но если они будут нас тепло принимать, мы будем танцевать и для них. Потому что человеку с огромной отдачей и душой совершенно неважно, сколько людей будет сидеть в зале. Нам приятно танцевать для таких людей.

 — Танец о любви становится более страстным и выразительным до того, как человек переживает это чувство, или после?

— В принципе, танцор уже по определению личность очень глубокая. Невозможно создать образы, которые складываются у нас, не переживая таких же эмоций. Для того, чтобы они получились выразительными, необходимо понимать, о чем танец. Поэтому любой танцор изначально где-то философ, где-то очень мудрый человек. В общем, как можно танцевать, не понимая о чем твой танец? Это как у вокалиста: чтобы зацепить зрителя, нужно понимать, о чем ты поешь. Душа должна чувствовать.

 —  Когда вы влюблены, у вас сильно меняются вкусы и пристрастия? Может, у вас даже появился любимый фильм об этом чувстве?

—  Мир по-другому звучит, смотрится и естественно появляется что-то новое, так как любовь вообще такое чувство, которое вдохновляет на что-то новое, интересное. Конечно, появляются и любимые фильмы о любви.

Зачем нужны и мазь, и блокнот

— Василий, почему вы мечтаете о поездке в США?   

—  Туда в любом случае надо ехать. Потому что это самый продвинутый город во всех смыслах. Тем более в плане танцев. Эта страна настолько развита в плане танцев, что очень хочется до этого уровня дорасти. А для того, чтобы процессы в этом плане протекали быстрее, надо там находиться. Чтобы, набравшись опыта, приехать в Украину и удивлять чем-то новым.

 — Вы мечтали о своем театре. Каким вы видите свой театр и насколько вы будете креативным, осуществив свою мечту?

 —  Театр на данном этапе я вижу не стандартным, который все привыкли видеть. Это будет просто прекрасно, если мне хватит финансов для того, чтобы я построил свое здание. Но пока это будет интернет-проект. Вначале буду делать маленькие видеоработы, а потом, если будет спрос, буду двигаться дальше.

 —  У вас с собой всегда под рукой должны находиться телефон, книга, наушники и мазь вместе с блокнотом. Если с первыми предметами все в порядке, для чего вам мазь и блокнот?

— Почему мазь? Да потому что каждый раз есть какие-то мелкие удары, травмы. А блокнот потому, что у меня в любую минуту может появиться какая-то вещь, которая натолкнет на новую идею для будущей постановки.

 —  Вы осуществляли уже какие-то собственные постановки?

—  Конечно. Недаром же я учусь на последнем курсе в институте культуры. До этого я мечтал, что буду много ставить. Сейчас буду развивать в себе творческую жилку.

 —  Как часто вам удавалось быть великодушным?

— Никогда не придавал значения деньгам. Если друг просит занять деньги, я ему их не только дам, но и не буду сразу просить вернуть эти деньги обратно. Мне хочется, чтобы деньги были на втором плане, а отношения между людьми на первом.

 —  Но по большому счету вы считаете себя великодушным?

—  Я не знаю. Об этом спрашивайте у моих друзей. Я не могу такое о себе утверждать.

Терпение и труд все перетрут

—  Вы убеждены, что терпение и труд все перетрут?

— Конечно. Я когда приехал в Киев и выбрал профессию хореографа, тогда еще не понимал, что это такое вообще. И когда увидел, какой высокий уровень у тех, кто учится на первом курсе, то понял, как мне повезло, что я поступил. Тогда реально оставались один-два человека в репетиционном зале, среди которых был и я, до тех пор, пока не выгонят. Надо было отрабатывать абсолютно все навыки, чтобы подогнать себя до уровня ребят. Так продолжалось на протяжении трех лет.

 —  Как вообще пришла идея танцевать?

—  Просто захотелось поменять местожительства и всю свою жизнь, а хореография было тем, что позволяло самообразованием больше заниматься. Мне не хотелось просто так сидеть за партой, а в этом институте на занятиях ты всегда в танцевальных залах и в движении, а не сидишь за партой без движения.

 —  А еще был в вашей жизни, помимо «Танцуют все», пример того, что терпение и труд все перетрут?

— Проект «Барон Мюнхгаузен». Целый год мы работали над ним не покладая рук.

 —  В чем заключается для вас понятие «требовательно к себе относиться»?

— Адекватно оценивать свой шанс на участие в тех или иных проектах.

 —  А не возникало ли желание перепрыгнуть через какую-то свою адекватность?

— У меня есть друзья, которые сразу скажут, что я иду не туда. Меня всегда останавливает то, что они могут подумать, что я «зазвездился».

 — Что для вас какие-то авторитеты или вы человек, который их не признает?

— Есть люди, с которыми можно просто общаться, у которых можно многому научиться, но я никогда не был фанатом кого-то одного. У каждого человека есть чему поучиться и что можно взять для себя. Если ты берешь у каждого что-то свое, то ты будешь жить своей жизнью, а если станешь подражать кому-то одному, то ты станешь жить не своей жизнью.

Танцевать и в 50, и в 60 лет

 — Тисато, что в вашем понимании быть счастливой?

— Я считаю, что когда люди довольны тем, что сейчас делают (что и происходит сейчас со мной), и дарят другим радость и позитивные эмоции, то это и есть счастье.

 —  Очень сильно отличаются японские девушки от украинских?

—  Лично я вообще не очень похожа на японскую девушку. Гораздо больше я похожа на украинскую девушку.

 —  А почему вы так считаете?

—  Я очень эмоциональная и никогда не скрываю своих истинных чувств. А многие японские девушки их скрывают. Если грустно, то прячутся. Если улыбаются, то в душе очень злые. 

 — А как пришла идея попасть сюда в этот проект?

— Мы как-то смотрели по телевизору «Танцуют все» с одним моим другом и друг сказал: «А может, ты попробуешь?» И я попробовала в третьем сезоне и попала.

 —  А какие ваши дальнейшие мечты?

 — У меня есть маленькая и большая мечта. Когда мне будет 50 или 60 лет, то я со своим мужем хочу танцевать медленный вальс. А большая мечта: танцевать в оперном театре где-нибудь в Европе.                  

Анна Гайворонская 

Art-Новости

Comments are closed.

О нас

Сайт, посвященный культуре и искусству Донецка, афиша Донецка, галерея донецких авторов и их творчества в сферах музыки, поэзии, изобразительного искусства, хендмейд и рукоделия. Выставки, концерты, театральные постановки в Донецке и Донецком регионе. Продажа предметов искусства и хендмейда, дисков исполнителей, книг. Доска объявлений.

Ссылки

Яндекс.Метрика